Телефон:

+7 499 142-07-54

Задать вопрос
Нажимая кнопку "Отправить" Вы соглашаетесь с политикой конфиденциальности

   Москва, ул.Барклая, 17

   E-mail: info@cleanseas.ru

Руководитель экологического фонда "Чистые моря" рассказал о преимуществах открытой перевалки угля

Василий Богословский: Экологам не следует превращаться в политиков (ВИДЕО) Подробнее: http://primamedia.ru/news/show.php?id=396472&printmode=1 Постановление о запрете строительства новых открытых угольных терминалов в Приморском крае может не дать того экономического эффекта, на который рассчитывают власти региона. Закрытые терминалы, как правило, маломощны и требуют больших финансовых затрат. О проблеме перевалки угля, новых технологиях в угольной сфере, внедрению их в Приморье, а также о том, что экологам нельзя превращаться в политиков в прямом эфире PrimaMediaLIVE рассказал Василий Богословский - руководитель, основатель и идеолог международного экологического фонда "Чистые моря", почетный работник морского и речного флота РФ, почетный полярник России. Об экономическом эффекте - 23-24 октября во Владивостоке в кампусе ДВФУ на острове Русском состоялся Восьмой международный экологический форум "Природа без границ". Василий Викторович, какую проблему фонд "Чистые моря" обозначил в ходе мероприятия? - Мы рассматривали пылящие порты: угольные и зерновые, и их перспективы, с учетом развития Дальнего Востока. Отмечу, что это значимый вектор движения страны именно в эту сторону. Такие крупные объекты важны не только с учетом санкций, а с учетом освоения территорий и усиления промышленного и транспортного сектора. И, конечно, где, если не на Дальнем Востоке создавать такие мощные перерабатывающие центры и новые порты, новые экспортные и импортные точки и склады отгрузки – центры прибыли, которые бы поработали для развития этой части российской территории. - Фонд учитывал международный опыт в сфере открытых угольных терминалов? - Если рассматривать угольную проблему, и мы о ней говорили, то можно, конечно, выслушать много мнений, много различных точек зрения. Но мы в первую очередь всегда берем факты влияния на человека, определенного вида продукта на экологию. Безусловно, изучение международного опыта важно. Наши специалисты и я сам были практически во всех портах, где переваливается уголь. Начнем с юга: Туапсе - самый мощный, далее – Таганрог, Ейск, Усть-Луга – мощный порт на Балтике, далее – Архангельск, Мурманск, порт Восточный, Владивосток, Находка. Закрытых угольных терминалов практически нет, кроме Вентспилса в Европе. Но Вентспилс – это ограниченно связанный практически нахождением порта в городской черте. А остальные порты, как Антверпен и Роттердам, где переваливается огромное количество угля, - открытого типа. Поэтому мы смотрели, как производится экологический надзор и контроль в этих пылящих угольных терминалах, и как они минимизируют это воздействие, чтобы на границе санитарно-защитной зоны выдерживались предельно-допустимые концентрации угольной пыли. В общем-то, мы все это изучили, и вот цель нашего проекта была именно такая – показать и успокоить людей, потому что если мы будем здесь строить крытые порты, как предлагает администрация, ну что ж, давайте построим. - Так ведь администрация Приморья приняла постановление о запрете открытых угольных терминалов. - Я не критикую это постановление с точки зрения его правильности. Оно, может быть, и правильно. Но даст ли это постановление экономический эффект? Никто не будет строить крытые терминалы для угля на 20 миллионов тонн в ближайшие 10-15 лет. Это я вам говорю ответственно. Поэтому стоит ли такие постановления принимать? - Вы считаете, что постановление по запрету строительства новых открытых угольных терминалов может сказаться негативно, похоронить целую отрасль? - Скорее всего, бизнес просто будет искать пути обхода данного постановления, будет стремиться заполнить старые точки, группа экологов снова рванется туда. И с экономической точки зрения блага данное постановление краю не прибавит. - То есть вы негативно относитесь к закрытым терминалам? - Я не противник закрытых портов. Но инженеры меня поймут, если говорить о развитии, то это путь в никуда. Потому что это угольный порт, который будет переваливать около 4 млн тонн в год. А мы говорим об объемах на Дальнем Востоке, об увеличении до 50-70 млн. Это первый момент, что надо будет построить таких портов, наверное, 20, чтоб удовлетворить все потребности. Либо построить 4-5 нормальных портов открытого типа, удаленных от городской черты и выдерживающих полностью экологические нормативы, как это сделано в Европе. - Василий Викторович, какие отрицательные стороны вы можете выделить в закрытых терминалах по перевалке угля? - Может быть, для обывателя будет спокойнее, что терминал будет закрытым, но это поверхностный взгляд. Если рассуждать с инженерно-технической точки зрения: закрытый терминал – это огромный порт, внутрь которого мы хотим запаковать все, это огромная парусность объекта. Насколько сложным с архитектурной точки зрения должен быть такой объект, чтобы удержать всю конструкцию? Второе – пожароопасность. Если такой склад загорится, его не потушить просто так. Потом с точки зрения подхода, въезда, подъезда, раскрытий, энергооснащенности – это дополнительная энергетическая нагрузка на содержание такого склада. Вопрос в том, что при достаточном дефиците в крае газа на сегодняшний день - надо ставить газотурбинную установку, понадобятся дополнительные источники питания. Можно и 10 барьеров защиты придумать и поставить, но при таком достаточно дешевом продукте, как уголь (это же не алюминий), это не рентабельно. О лучшей преференции бизнесу - Всегда ли целесообразно применение новых технологий в угольной сфере? - По углю любую новую технологию надо приветствовать. Она все равно лучше старой. Ковшовый метод погрузки применяется везде. В той же Находке, порту Восточном, в Посьете. Все равно, если поставят более современный порт с конвейерной погрузкой, более совершенный и с удешевленными системами работы самих погрузочных механизмов и общей структуры, то стоимость погрузки угля будет менее 18 долларов за тонну угля, что реально повысит конкурентоспособность. - Такое удешевление сделать возможно? - Конечно, возможно. При достижении показателей порядка 20-25 миллионов тонн в год, я думаю, цена за погрузку одной тонны составит порядка 10-12 долларов. Это будет оптимально для инвесторов, а для природопользователей станет вполне приемлемым уровнем перевала. Это надо показать, и не бояться дискутировать. - Бизнесу, который занимается перевалкой угля, нужны преференции? Ведь говорят, что внедрение новых технологий будет неподъемно. - Здесь важно не мешать бизнесу. Вот это будет лучшая преференция со стороны государства. Не мешать, не вводить новые запреты, новые законы. Наши экологи и юристы – мы все - работали в системе Минприроды, Росприроднадзора. У нас серьезные и жесткие законы, охраняющие здоровье человека, экологическую обстановку. Вскоре должны выйти изменения в ФЗ о защите окружающей среды, там все прописано. У нас достаточно хорошая законодательная база. Но надо ее просто правильно применять. Для того чтобы внедрять технологии, которые бы позволили инспекторам вместе с населением эту ситуацию контролировать. Как говорится, на то и щука в озере – чтоб карась не дремал. Бизнес и так привык, что он под контролем, что его со всех сторон прижимают. - А мы не придем к проблеме спекуляции инспекторов, экологических организаций на этой ситуации? - У нас для этого есть государственно-экологическая экспертиза. Там сидят квалифицированные, серьезные люди. Ее пройти по новым технологиям не так просто. Сама процедура занимает длительное количество времени. - Бизнес готов вкладывать деньги в применение новых технологий? И еще вопрос: хватает ли специалистов, которые бы занимались внедрением современных технологий производства? - Новые технологии внедрять необходимо. Нужно поставить системы контроля. У нас огромный опыт работы. Мы посетили все порты. И нам хотелось просто приехать поговорить. Регион интересный, красивый. Я здесь встретил много единомышленников. - Отсутствие специалистов по внедрению технологий на Дальнем Востоке: проблема есть? - Это общероссийская проблема. В первую очередь, эти студенты как специалисты вырастают на производстве. В основном, это судостроители или судоремонтники. - Удалось ли поговорить с представителями бизнеса, связанного непосредственно с перевалкой угля, и найти точки соприкосновения? - Мне вчера удалось поговорить с генеральным директором порта Вера. Компетентный, приятный человек. Абсолютно взвешенно и правильно направленный на развитие этого участка. Ранее также познакомились с руководством порта Суходол, где, я так понял, идет борьба за место. Кому-то там что-то хочется сделать. Я слышал о рыбном кластере. Они должны разобраться между собой, кто какую нишу займет, кто имеет больше прав на участок. Это, наверное, вопрос уровня местных чиновников. С точки зрения самих этих бухт, мы смотрели, они идеальны что для порта Вера, что для Суходола. Это отдаленные от поселков места. С точки зрения розы ветров там естественное укрытие. В Суходоле был военный аэропорт в свое время. Там достаточно длинная посадочная полоса, вокруг закрыта горами. И, видимо, в районе этой посадочной полосы планируется делать угольный склад, защитить его барьерами и вынести дальше в бухту погрузочное устройство с конвейером. С точки зрения акватории, гидрологии, по-моему, тоже очень хорошее место. Но там, наверное, идет непонимание с местной властью. С точки зрения экологии для перегрузки угля открытым способом там нет никаких проблем. Также есть видение развития порта Восточный. Там есть место. В Находке сложнее менять технологию. Порты Находка, Туапсе, Мурманск, Махачкала – там сначала строился порт, а дальше наступал город. Поэтому исторический порт зажат городом. Сложнее, но там, значит, необходимо применять более сложные методы защиты и контроля. - Фонд "Чистые моря" готов способствовать каким-то образом внедрению технологий в Приморском крае? - Я считаю одной из основных задач фонда просветительскую деятельность. Рассказать и объяснить - это и есть часть нашей работы. Президент фонда Сергей Крикалев – один из лучших космонавтов мира, герой СССР, герой РФ. У нас давняя дружба с космонавтами. Мы даже ребят на орбите просим снимки с МКС делать - особенно тех горячих точек, вокруг которых поднимаются экологические волны. Помимо этого, наш фонд проводит благотворительные мероприятия. Мы работаем в основном с детскими домами. Организуем ребятам экологические акции, помогаем вещами, накрываем стол. Участвуем и в других интересных проектах. В свое время я работал директором сочинского Росморпорта, и мы готовили кругосветную парусную экспедицию, фонд ее сопровождал. Сейчас готовится огромный трансокеанский перелет на двух самолетах. Маршрут еще не отработан до конца. Экспедиция будет приурочена к юбилею Великой Победы в 2015 году. О политизированных экологах - Вы приняли участие в форуме "Природа без границ", где одной из главных тем было заявлено противостояние бизнеса и экологии. На ваш взгляд, где найти точки соприкосновения, чтобы это противостояние каким-то образом переросло во взаимовыгодное сотрудничество? - Имея большой опыт изучения объектов различной сложности, в основном морской направленности, мы наблюдаем экологические всплески в зависимости от местоположений и уровня объекта. То есть сначала начинается экологическая активность, как только начинается проект, потом она затихает, и экологи перекидываются на другой объект. Зачастую это носит заказной, политизированный характер. То же самое можно сказать и о западных экологах. Взять один из последних нашумевших случаев - высадку Гринписа на Приразломную. Мы еще прежде изучили эту платформу, были сами на ней, смотрели, как там соблюдают законодательство. Приразломная реально соответствует всем международным нормам, и уровень экологической безопасности там даже выше, чем у наших норвежских соседей. Однако мы наблюдали с вами совсем недавно эту выходку экологов из Гринпис. А за пару лет до этого мы видели разлив в Карибском море, где была страшная катастрофа, и при этом абсолютная тишина со стороны той же организации. Вот вам и западная сторона. Такое случается повсеместно. Это некий способ спекуляции, зарабатывания денег. - Василий Викторович, что бы Вы хотели сказать руководству нашего края, бизнесу и экологам? - Руководство края у вас сейчас достаточно прогрессивно настроено. Мне понравилось, как в ходе форума "Природа без границ" губернатор обошел каждый стенд, с каждым переговорил, вник. Это не каждый глава администрации делает, поверьте. Радует, что есть динамика. Владимир Миклушевский, насколько я знаю, выходец из научного сообщества. У него есть системный взгляд, он может где-то сделать аналитическую оценку динамики развития. Поэтому давайте пожелаем ему и его команде удачи. В целом, администрации края многое предстоит сделать. Я проехал и посмотрел ваш Дальневосточный федеральный университет. Это фантастика! Нам бы в свое время учиться в таких условиях. Это счастье учиться и жить в таком прекрасном месте. Быть молодым человеком, жить и учиться на Дальнем Востоке – это прекрасно. Мы всегда с большим удовольствием приезжаем в Приморье. А экологам мне бы хотелось пожелать одного – оставаться экологами, а не политиками. Подробнее: http://primamedia.ru/news/show.php?id=396472&printmode=1

blog comments powered by Disqus

Фонд "Чистые Моря"

Руководство фонда:

Президент фонда - советский и российский космонавт - Герой Советского Союза и Герой России -Крикалёв Сергей Константинович

Генеральный директор - Богословский Василий Викторович 

Заместитель Генерального директора Фонда - руководитель морских проектов - Смирнов Сергей Викторович 

Заместитель Генерального директора - Главный эколог - Волкова Юлия Викторовна 

Заместитель Генерального директора по связям с общественностью - Субботина Анна Юрьевна 

Соучредитель фонда - Лукьянова Светлана Николаевна

 

телефон: +7(499) 142-07-54

e-mail: info@cleanseas.ru

Москва, ул.Барклая, д.17

Copyright © 2013-2016 ФОНД «ЧИСТЫЕ МОРЯ». Все права защищены.

Карта сайта

Наверх